Глава союза садоводов РТ о законе №217-ФЗ: «Зачем людям зря морочить голову?»

06 мая 2019 Новости 165
Оцените материал
(3 голосов)
Владимир Дейнекин о «нехороших вещах» в новом законе, борьбе с должниками по заветам Остапа Бендера и помощи Марата Ахметова

Майские праздники — отличный повод начать дачный сезон. Вот только, по словам руководителя союза садоводов РТ Владимира Дейнекина, отныне из юридических документов исчезла такая категория граждан, как дачники. Головная боль шефа татарстанских садоводов, недавно избранного на новый срок, — вступивший в силу закон №217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества…», по-новому регламентирующий многие положения в данной сфере. Об этом и не только Дейнекин рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

Владимир Дейнекин: «Закон один, а мы его интерпретируем по-разному, поэтому и получаются разные результаты»Владимир Дейнекин: «Закон один, а мы его интерпретируем по-разному, поэтому и получаются разные результаты» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВОТ ИМЕННО. ЭТО ВСЕ БЕСПЛАТНО, НО НАБИРАЕТСЯ ОПЛАТА…»

— Владимир Федорович, в эти майские праздники многие садоводы наконец-то открыли сезон. И наверняка есть немало людей, которые только сейчас узнали о законе №217-ФЗ, который теперь регламентирует их садово-огородную жизнь. Вы уже не раз публично выступали с критикой некоторых положений этого документа. Но так ли страшен черт, как его малюют?

— В принципе, мы к чертям привыкаем со временем. (Смеется.) Может быть, так же и к закону привыкнем. На сегодняшний день все действительно понимают, что там есть нехорошие вещи.

— Давайте по порядку.

— Допустим, лицензирование скважин с водой. Мы собираем с районов сведения о том, как там происходит это дело. Например, в Высокогорском районе одна из руководителей садоводов говорит, что, чтобы сделать лицензию, нужно 80 тысяч. Она перечислила, что необходимо: геологоразведка, анализы, счетчики, оплата, которая будет производиться за каждую тысячу кубических метров… Это все необычно для садоводов.

— Это все ляжет на плечи садоводов.

— Да. В других местах немножко иные условия — полегче, но в Высокогорском районе очень нехорошие. Закон один, а мы его интерпретируем по-разному, поэтому и получаются разные результаты. Мы пока собираем материалы и обязательно посетим министерство экологии для того, чтобы там подвести какую-то черту и оставить в необходимом перечне то, что нам в реальности нужно.

Могу привести примеры: паспорт на скважину. У нас скважина пробурена 20–30 лет назад. Кто сделает на нее паспорт? Кто знает параметры скважины? Только председатель, который менял насос. Он знает, какая глубина у скважины и сколько кубометров она дает. Давайте доверим ему это дело. Он должен взять листочек и написать: садоводческое товарищество «Березка», скважина №1, глубина скважины такая-то, производительность такая-то, пробурена в таком-то году. Все. А они предлагают, что должна прийти какая-то организация и сделать это. Она, конечно, сделает. При этом как минимум 3–4 тысячи садоводов заплатят ни за что! Но фирма ставит свою печать, хотя и не обследует эту скважину. Зачем подобное надо? Как будут обследовать сейчас, когда она в рабочем состоянии?

— При этом формально лицензию на скважины государство предоставляет бесплатно…

— Вот именно. Это все бесплатно, но набирается оплата… В законе четко сказано, что геологические исследования в данном случае не нужны. Если мы будем делать какие-то геологические исследования, что это значит? У нас есть довольно приличные сады — по 500, 1000 и более участков. И нужно для каждой скважины делать эту геологоразведку? Зачем? В законе так и написано: без всяких геологоразведочных действий можно делать скважины для садоводства, то есть в упрощенном порядке. Но кто-то старается все это усилить. Паспорт на скважину: вы не представляете, там 6 листов практически пустых, но сшитых, с печатью, и на одном из них стоит точка, на другом — одна координата. И это стоит 5 тысяч! Почему садоводство должно вдруг отдать ни с того ни с сего за одну скважину: 5 тысяч за паспорт, 8 тысяч за межевание, 22 тысячи за регистрацию, плюс за геологоразведку, плюс анализ воды и еще за что-нибудь?! Я не против анализа воды, но не надо сегодня слишком напирать. Председатель должен повесить на каждую скважину состав воды, чтобы люди знали: «Нельзя пить из этого копытца, козленочком будешь!»

У нас вода не питьевая. Чтобы сделать питьевую воду, нужно производство: или хлорировать, или озонировать, добавлять, убавлять что-то… Целый процесс. Вряд ли вы где-то найдете такую чистую питьевую воду. Даже если она из каких-то нарзанных источников, ее все равно нельзя пить все время. Мы не можем питьевую воду давать людям. Наша вода техническая.

— При этом, насколько мы понимаем, если буришь скважину на своем участке, лицензия не нужна.

— Для физического лица не нужна. Но глубина скважины должна быть что-то около 10 метров. В этом случае воды называются поверхностными. Но у нас ранее был Водный кодекс, в котором четко было сказано, что для садоводческих объединений вода для полива из любых источников бесплатна.

«Есть закон, в котором сказано, что можно строить жилые дома, это федеральный закон № 217. Но, если мы возьмем, например, положение о землях сельхозназначения, то на таких землях нельзя строить дома»«Есть закон, в котором сказано, что можно строить жилые дома, — это федеральный закон №217. Но если мы возьмем, например, положение о землях сельхозназначения, то на таких землях нельзя строить дома» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЗАЧЕМ ЛЮДЯМ ЗРЯ МОРОЧИТЬ ГОЛОВУ И ГОВОРИТЬ О ТОМ, ЧТО ЭТО УВЕДОМЛЕНИЕ?»

— Что с возведением домов на садовых участках, закон №217-ФЗ упростил или усложнил процедуру?

— Все сложно, есть закон, в котором сказано, что можно строить жилые дома, — это федеральный закон №217. Но если мы возьмем, например, положение о землях сельхозназначения, то на таких землях нельзя строить дома. А нам все земли выделяют из фонда сельхозназначения, поэтому и задается вопрос: можно там строить или нет? Этот вопрос так и висит. Но на самом деле у нас уже построены дома, некоторые садоводы там живут, чего вообще, по идее, на землях сельхозназначения не должно было бы быть, там даже нельзя иметь площадки под складирование ТБО.

Когда я только начал работать в этом направлении, то поставил такой вопрос: а почему в категориях земель, которые существуют в Земельном кодексе, нет ни слова о землях садоводческих и дачных объединений? На этих землях занимаемся не только сельскохозяйственной деятельностью, мы там все делаем: отдыхаем, строим, выращиваем чистую продукцию и много что еще другого… То есть мы там живем. Может быть, надо было эти земли сельхозназначения, которые выделили для садоводства, обозначить по-другому — как земли садоводческих и дачных объединений?

— Поднимали где-то этот вопрос?

— Я об этом когда-то говорил и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, но, знаете, такие серьезные вещи никто не хочет на себя брать, хотя на самом деле тогда было бы четко все обозначено именно для наших земель, это была бы совершенно другая платформа. Мало того, я думаю, что эти земли как вид рекреации можно было бы назвать особо охраняемыми землями регионального значения, тогда вообще отношение к земле со стороны государства стало бы более внимательным.

Хотел бы еще сказать о строительстве. Сейчас говорится, что информация о строительстве носит  «уведомительный характере». Как вы понимаете это, что такое уведомление?

— Я уведомляю органы о том, что начинаю строительство, ставлю их в известность.

—  Нет же, получается не так. Выходит, что вы подали уведомление и должны ждать, пока вам на него придет разрешение. Значит, это не уведомление. Зачем людям зря морочить голову и говорить о том, что это уведомление? Это натуральное разрешение. К нам совсем недавно пришел человек из Пестречинского района. Он подал уведомление на строительство: там садовое объединение, в котором уже есть дома, а этот человек только приобрел участок и начал строиться. Ему сказали: «Нет, вы не имеете права там строить, это земли сельхозназначения». Хотя там дома уже стоят. Вот вам и уведомление. Непонимание чиновников еще и в том, что в нашем законе сказано, что можно строить не просто садовые дома, но и жилые… Конечно, я считаю, что это опять недоработка государства.

«Если люди хотят строить, то необходимо дать им право строить в совершенно других условиях, например в коттеджных поселках, но не в садоводческих объединениях»«Если люди хотят строить, то необходимо дать им право строить в совершенно других условиях, например в коттеджных поселках, но не в садоводческих объединениях» Фото: «БИЗНЕС Online»

Если люди хотят строить, то необходимо дать им право строить в совершенно других условиях, например в коттеджных поселках, но не в садоводческих объединениях... аналогично одноэтажной Америке. Сколько у нас земли, которая была выдана практически бесплатно или которая была кем-то куплена, не используется. Значит, нужно эти земли изъять, если их не используют, и сделать поселки. Там будет совсем другая жизнь этих людей — они бы строили по-настоящему. И землю надо бы выдать бесплатно. Тот земельный налог, который платят люди, которые когда-то купили или каким-то образом получили землю вокруг Казани, — почти ноль. Но если бы организовали поселок, то сразу поднялся бы земельный налог, для государства была бы польза. А по какому праву кто-то получил почти за бесплатно земельные массивы, но ничего в них не вкладывает, а наносит только вред? Я так считаю.

Аналогичная ситуация существует в наших садах, когда у нас есть некоторые заброшенные участки, но очень трудно их изъять. Ведь дали человеку землю бесплатно, а он на ней не работает, значит, это невостребованный участок! Преподнесли гражданину земельный участок, а он им не пользуется. Тогда отдай другому. Но этот пунктик как раз из нового закона изъяли. У нас раньше, в соответствии с 66-м законом, могли изъять земельный участок, если человек не использует его года три. Сейчас этот пункт убрали, чтобы не возбуждать ни в малых, ни в больших количествах изъятие невостребованной и необрабатываемой  земли. Хотел бы это подчеркнуть.

— Новый закон определил понятие садового домика как строения, предназначенного для сезонного временного пребывания.

— Да, садовый домик для сезонного проживания. Жилой дом для круглогодичного проживания, и он должен основательно отличаться от садового домика.

— Так все-таки можно строить на своем садовом участке?

— Конечно, можно строить. Поэтому необоснованный отказ в Пестречинском районе садоводу возмутил меня. Единственное «оправдание» — то, что он первым подал уведомление, а администрация — сразу отказ. В этом году на садоводов как будто бы все набросились. Новый закон о садоводстве, «уведомительный» характер получения разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию строений, новая система вывоза твердых бытовых отходов и лицензия на добычу воды… Но стоит сказать, что правительство скоро примет постановление о продолжении регистрации строений по старому способу еще на год.

— Новая система вывоза ТБО — еще одна ваша головная боль?

— Сейчас еще мусор, твердые коммунальные отходы или бытовые отходы — то же самое. Цена вывоза увеличилась, изменились фирмы, вывозящие отходы. У кого-то есть бункеры емкостью 8 кубических метров, но им говорят, что таких машин нет и необходимо приобрести бункеры емкостью 10 кубических метров. Таким образом и здесь надо что-то делать. Кроме этого, вводится паспорт на вывоз мусора. Там определены проценты вывозимых отходов. Например, бумага, железо, стекло, фарфор. Оформляется паспорт, который стоит примерно от 4 до  6 тысяч рублей. Совершенно непонятно, как мы раньше вывозили мусор без паспорта. У нас также проблема с мусороперерабатывающим заводом. Жители Казани не хотят сжигать мусор рядом с домом…

— Что это значит?

— Это значит, что вы должны этот паспорт оформить, заплатить за него от 3 до 6 тысяч. В паспорте написано, что бумаги должно быть 15 процентов, картона — 19 процентов (чем картон отличается от бумаги, в данном случае не очень понятно), металла — 5 процентов, фарфора — почти 9 процентов, стекла… За эту бумагу, которая у всех садоводов практически одинакова, почему-то обязательно надо платить. За что? Не очень большая сумма, но ее все равно каким-то образом надо обосновать. Умножьте это на тысячи садоводческих объединений и даже больше в Татарстане, получается 4 миллиона. Кроме повышения цены теперь разграничили систему вывоза: одни будут общий мусор вывозить, другие — крупногабаритный. 

«Вводится паспорт на вывоз мусора. Там определены проценты вывозимых отходов. Например, бумага, железо, стекло, фарфор»«Вводится паспорт на вывоз мусора. Там определены проценты вывозимых отходов. Например, бумага, железо, стекло, фарфор» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЗАБУДЬТЕ СЛОВО «ДАЧНИКИ»

— Это правда, что новый закон фактически упразднил такое понятие, как дачники?

— Да, дачником вы уже не станете. Огородником можно, но это тоже трудно, потому что огородники — это те, кому дали землю без права строительства на ней. Это в основном где-то там в республике подальше от больших городов, где давали раньше территорию под картошку…

Поэтому забудьте слово «дачники». Есть садоводы, причем садоводческие товарищества. Когда-то раньше в Татарстане мы хотели внести какие-то изменения в закон №66-ФЗ. Одним из предложений была идея ликвидировать партнерства и кооперативы… Почему мы хотели так сделать? Потому, что наиболее оптимальной формой было товарищество. В товариществе был такой вид собственности, который не обкладывался налогом. А в партнерствах и кооперативах вся собственность садоводов переходила в собственность юридического лица, поэтому с таких объединений должны были брать налог, а с нас нет. Вот я и говорю: давайте ликвидируем это, оставим только товарищество. Но на обсуждение пришла девчоночка из министерства юстиции и говорит: «Какое право вы имеете нарушать права наших граждан? А вдруг они хотят, чтобы у них было партнерство или кооператив». Я отвечаю: «Тогда они будут дополнительно налоги платить, они этого не хотят и просто не знают закон». А она говорит: «Нет, так делать нельзя». И не разрешили такое предложение запустить. А сейчас партнерства и кооперативы просто-напросто убрали, будто бы их и не было вовсе.

— Как все это формулирует закон №217-ФЗ?

— В 217-м законе вводится такое понятие, как общедолевая собственность. Когда-то раньше у нас были одинаковые земельные участки. Все садоводы платили за одинаковые участки одинаковые взносы. После введения частной собственности на землю земельные участки стали увеличиваться, то есть некоторые садоводы стали покупать земельные участки, объединять их с уже имеющимися. Естественно, ввели оплату членских и целевых взносов пропорционально площади (пропорционально соткам). Но в старом законе о садоводстве накопленная собственность все равно распределялась поровну. В новом законе наведена относительная справедливость. По решению общего собрания вся общая (совместная) собственность может быть переведена (перераспределена) пропорционально вкладу каждого собственника и будет называться общей долевой собственностью. Но почему относительная справедливость? А потому, что у владельцев нескольких участков пока остается один голос, а не пропорционально числу первоначальных участков.

«Чтобы стать садоводом, необходимо, найти свободный земельный участок в подходящем по географии СНТ»«Чтобы стать садоводом, необходимо найти свободный земельный участок в подходящем по географии СНТ» Фото: «БИЗНЕС Online»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЭТОТ УЧАСТОК, ЕМУ НЕТ ДЕЛА»

— Если человек хочет стать садоводом, что он должен делать? 

— Он должен найти район, садовое некоммерческое товарищество (СНТ), где он хочет стать садоводом. Другими словами, чтобы стать садоводом, необходимо найти свободный земельный участок в подходящем по географии СНТ. Может быть, вы слышали, что я выдвинул идею того, чтобы создать базу данных свободных участков в садоводческих объединениях. Там есть несколько видов. Одни совсем уже заброшенные. За другие не платят, или умер член товарищества, а в наследство никто не вступает. Третьи — должники безнадежные. Это три группы, если говорить упрощенно. Данные участки в основном не обрабатываются. Чтобы вернуть их к жизни, чтобы они стали свободными, надо совершить определенные юридические действия. Какие? Необходимо на каждый участок создать свое «дело», как это делают следователи, узнать, есть ли хозяин в списках СНТ, посещал ли этот участок кто-либо когда-нибудь, может быть, кто-нибудь что-то знает о прежних владельцах. То есть надо доказать, что владельца этого участка не было определенное количество лет, например пять, затем эти собранные документы подать в государственный орган, скорее всего, это должен быть суд. Последний должен рассмотреть этот вопрос и вынести постановление о том, что участок считается бесхозяйным.

Теперь возникает вопрос: кто может распоряжаться «освободившимся» участком? По современным законам это должны делать муниципальные образования. Но муниципальное образование не заинтересовано в этом. Муниципальное образование не несет ответственности за данный участок, ему нет дела, обрабатывается ли этот земельный участок или нет. А вот для садоводческого товарищества отсутствие владельца приносит сплошные убытки: не идут  взносы в СНТ, необходимо платить земельный налог, другие садоводы должны компенсировать отсутствие взносов, увеличивая свои. По идее это садоводческое товарищество и должно передавать дела в суд, так как именно СНТ наносится ущерб, и суд должен передать «освобожденный» участок в управление СНТ. Дальнейшую судьбу земельного участка должно решать общее собрание СНТ. 

Например, вы захотели стать садоводом и ищете, где есть свободные участки в садоводческих товариществах. Вы можете прийти в союз садоводов РТ и спросить: «У вас есть где-нибудь свободные участки?» «Да, есть, — отвечают вам и разворачивают карту. — Где вы хотите? Какой район вам ближе? Вот здесь есть свободные участки, здесь. Пожалуйста, выбирайте». Получаете адрес и идете туда, в сад. Приходите к председателю: «У вас есть свободные участки?» — «Да». — «Покажите». — «Вот и вот». И вы эти участки можете приобрести. Как это сделать? Если земля была выдана в собственность и бесплатно, то и вы за землю не должны платить. Вы должны заплатить только за ту инфраструктуру, которую садоводческое товарищество построило для этого участка: дороги, вода, электричество, забор… Вы приходите — вся инфраструктура работает, построили дом, подключили электричество и наслаждаетесь природой.

— В общем, вы за такую систему.

— Да, такая система должна быть. Главное, чтобы муниципалы не претендовали на эти земли. С другой стороны, как муниципальные органы будут собирать документы, на каком основании в суд будут подавать, ведь этот необрабатываемый участок не наносит никакого ущерба муниципальному району? Как они могут изымать земельный участок, который имеет добавочную стоимость, созданную садоводческим объединением за счет дополнительных взносов членов товарищества? А если он будет покупать землю у муниципального образования, то придет в СНТ и скажет: «Я землю купил. Раз так, то больше ни за что вам не плачу». Возникает определенный конфликт.

Мое мнение, еще раз повторю, такое: общее собрание садоводческого товарищества должно распоряжаться этими заброшенными участками. Тогда вы можете купить свободные участки у СНТ. Кроме этого, у нас сейчас открываются новые еще совсем неосвоенные садоводческие объединения. Если вы хотите стать садоводом, мы вам можем подсказать где. Есть такая деревня Сингели в Лаишевском районе, с одной стороны там протекает Меша, рядом Кама, тут же Волга, участки по 8–10 соток. Совершенно новые, ничего там еще нет, но будет электричество, газ, вода, широкие аллеи. Пожалуйста, приобретайте.

— А если я покупаю уже готовый участок — с домиком, со вспомогательными строениями, я должен все это как-то проверять?

— Обязательно. Вы можете прийти к председателю, посмотреть устав, документы. Вы имеете полное право поинтересоваться, что покупаете, потому что очень часто приобретают землю с долгами… Вот, например, садовод имеет задолженность, погряз в долгах. Ему необходимо продать участок, что бы рассчитаться с долгами. Он продал, а вы купили. Пришли к председателю, а он говорит: «Вы знаете, там ведь долгов еще на 30 тысяч. Что вы будете делать с долгами? Платите». Вы ответите: «А почему я должен чужие долги платить?» А председатель скажет: «Это не чужие долги, это долги вашего участка, который теперь принадлежит вам. Вы каким-то образом должны погасить их». А как погасить? В Гражданском кодексе есть такая статья, которая говорит о купле-продаже. Когда садовод продавал вам земельный участок, то должен был предупредить, что на нем долги, то есть сказать об обременении, которое на участке находится. Но вы и сами должны поинтересоваться. Если вы не сделали этого, а продавец не сказал о долгах, то получается, что виноваты оба. Но если покупателю нанесен ущерб неверной информацией, то это дает ему право потребовать пересмотра договора купли-продажи земельного участка.

«Я поставил цель — уменьшить число должников до 2 процентов от списочного состава»«Я поставил цель уменьшить число должников до 2 процентов от списочного состава» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПОЯВЛЯЮТСЯ САДОВОДЫ, КОТОРЫЕ НЕ ПОНИМАЮТ, ЗА ЧТО ОНИ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ»

— На недавней конференции союза садоводов Татарстана вы говорили, что количество должников уменьшилось.

— Оно уменьшается постепенно, но не так быстро, как нам хотелось бы. Я поставил цель уменьшить число должников до 2 процентов от списочного состава. При этом у нас было время, когда платили вообще только, может, 40 процентов, потом все больше и больше платить стали, потому что страна стала развиваться. Сейчас примерно 85 процентов платят.

— Сможете прийти к конечной цели в этом вопросе?

— Я не придумал ничего нового, это очень простой способ. Помните, как Остап Бендер в свое время взял папочку и говорит: «Эта папочка стоит миллион». Он туда стал собирать справки, доказывая вину Корейко. Так же и председатель должен собрать сведения об участке и его владельце. Соберите определенные справки: сколько долгов, обрабатывается участок или нет. Есть такой лист контактов с должником, вы к нему обращайтесь по телефону, письмами. Записывайте, как он отвечает. Потом этот комплект документов (эту папочку) предъявите должнику. Когда он посмотрит на свой участок, на то, что там вся история его отражена, вы можете ему сказать: «Это „дело“ стоит 20 или 30 тысяч рублей. Если вы отдадите мне эти деньги, то я отдам вам это „дело“». Вот и все. Это работает. При мне один из садовод отдал долг в размере 70 тысяч.

— А изымать землю у должника в счет долга?

— Пока такого нет, потому что работа была в основном запущена… Когда было великое безденежье, работающим не платили, а они тоже не платили, потом потихонечку положение стало меняться, количество платежей увеличилось. Но появляются садоводы, которые не понимают, за что они должны платить: «Это моя земля. За что я еще должен кому-то платить?»

— Напомните, пожалуйста, за что нужно платить, если владеешь садовым участком.

— Там есть определенные платежи. Первое — членские взносы. Что это такое? Необходимая оплата прежде всего управлению, которое все организует: подачу воды, работу скважины, подачу электроэнергии, охрану, то есть все действия, без которых не будет садоводческого товарищества. Дальше нужно платить электрикам, сантехникам, дворникам… Кроме того, необходимо, чтобы садоводческое товарищество развивалось. А чтобы оно развивалось, нужно вкладывать дополнительные средства. Эти взносы формируют собственность. Если вы в дом не вкладываете что-то каждый год, то он стареет и приходит в негодность. Например, дороги. Говорю председателям: «Каждый год у вас в смете должна быть статья „Дороги“. Сегодня сделали первую, вторую, третью аллею, на следующий год — четвертую, пятую, шестую, потом седьмую, восьмую, девятую, потом снова первую, вторую, третью и так далее». Постоянно нужно поддерживать дороги. Точно так же заборы, провода, обслуживание трансформатора и так далее.

«Необходимая оплата прежде всего управлению, которое все организует: подачу воды, работу скважины, подачу электроэнергии, охрану, то есть все действия, без которых не будет садоводческого товарищества»«Необходимая оплата прежде всего управлению, которое все организует: подачу воды, работу скважины, подачу электроэнергии, охрану, то есть все действия, без которых не будет садоводческого товарищества» Фото: ©Владимир Песня, РИА «Новости»

— А земельный налог?

— Есть и земельный налог. Садоводы, которые имеют земельные участки в собственности, платят земельный налог индивидуально, в налоговую. Им приходит оповещение. Еще есть земельный налог на землю общего пользования, к сожалению. Надо было бы его, конечно, отменить, потому что, например, у нас есть садоводческие товарищества, которые находятся внутри города. Согласно Земельному кодексу, налог на землю общего пользования в городе, поселениях не берется. А мы имеем возможность превратить сад в поселок внутри города. Такая возможность имеется. И тогда наши земли, за которые мы платили, будут бесплатными. Там не очень большие деньги, но некоторые садоводы говорят: «Я заплатил земельный налог за участок, почему я еще должен в СНТ земельный налог?» Они просто не понимают, что есть земли общего пользования. За земли общего пользования садоводы в СНТ платят примерно в 5 раз меньше, чем за свой участок.

— А я могу не вступать в товарищество?

— Можете. Но с какой целью вы не хотите участвовать в товариществе?

«У нас, в союзе садоводов РТ, тоже должен быть агроном. Это вторая нога союза садоводов, и она не должна быть короче, чтобы не вызывать смех при нашем движении»«У нас, в союзе садоводов РТ, тоже должен быть агроном. Это вторая нога союза садоводов, и она не должна быть короче, чтобы не вызывать смех при нашем движении» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Чтобы меньше платить.

— Нет, здесь не получится. Есть такие садоводы, которые говорят: «Вы знаете, я так устал от всего общества, отстаньте от меня! Сколько нужно заплатить? Вы скажите, я заплачу молча, не трогайте меня». Вот это настоящий садовод-индивидуал. А те, которые говорят, что не хотят платить за это и за это, — люди, которые любят выковыривать изюм из булки. Так нельзя, потому что мы живем в обществе. И ваша обязанность — содержать имущество общего пользования. 

Да, раньше индивидуалов было меньше, потом их стало больше. И сегодня индивидуалов защищают больше, чем коллективное общество. Вспомните, как Нагульнов (герой романа «Поднятая целина» — прим. ред.) в колхоз принимал хуторян. У него наган лежал, и он говорил: «Если не вступишь, я тебя застрелю». И общество было главным, потому что было такое время объединяться. Сейчас у нас демократия, общество качнулось в сторону индивидуализма — и это один из наших ошибочных поворотов. Посмотрите, 2-я статья Конституции Российской Федерации (я об этом всем председателям напоминаю) что говорит? Что у нас человек, его права — самое главное.

Но не говорится о коллективе, о какой-то взаимосвязи между правом личности и правом общества, поэтому и в судах сейчас больше всего защищается индивидуал. Да, слово «индивидуал» в 217-м законе отсутствует. В прежнем законе надо было с ним договор заключать, а сейчас это соглашение не заключается. Но он автоматически платит столько же, сколько член товарищества, его называют не индивидуалом, а гражданином, ведущим садоводческое хозяйство без участия в товариществе. А на самом деле ему дается право голосовать по принятию сметы, а смета — это самое святое в садоводческом товариществе, потому что она определяет путь развития этого общества. 

— В каких случаях можно исключать из садового товарищества?

— В 217-м законе написано, что если на два месяца задержан платеж, то члена товарищества можно исключать. Это тоже неверно, как это — два месяца? Мы никогда так не делали и, думаю, делать не будем. Год может пройти. Через год можно его исключить. За несвоевременный платеж также есть возможность отключать электроэнергию.

— Знаю, что у вас есть и другие предложения по улучшению состояния СНТ?

— Это мое личное предложение. Понимаете, все, что связано с человеком, связано с экономикой, политикой. Политика и в нашем государстве нормальная. Экономика у нас хромает. Точно так же в садоводческом товариществе. Политика — это то, что мы сейчас приводим в порядок (все юридические проблемы). А вот экономика — это в основном агрономия. Понимаете, председатель занимается только юридической частью. Другой член правления, например, занимается электричеством, третий член правления — водой, кто-то — охраной. И все.

А зачем нам дали сады? Для того чтобы выращивать овощи, ягоды, фрукты и так далее. Именно для этой цели нам нужен «агроконсультант». Работать в саду мы сейчас можем по-новому, используя новые принципы агротехники, разные экологические варианты, то есть получать экологически чистую продукцию. Еще далеко не все знают, что это такое. И если у нас в саду появится человек, который все это хорошо знает, то он станет целенаправленно вносить в сад данные идеи, там они будут быстрее осваиваться, превращаться в жизнь. И потом вокруг себя он соберет людей, которые есть истинные садоводы, которые пришли не просто отдыхать, а заниматься садоводством. Надо, чтобы такой человек там был. А он будет иметь связь непосредственно с нами. А у нас, в союзе садоводов РТ, тоже должен быть агроном. Это вторая нога союза садоводов, и она не должна быть короче, чтобы не вызывать смех при нашем движении.

«У нас зима холодная, она уничтожает многие микроорганизмы, которые создают почву, поэтому мы вынуждены брать из лаборатории полезные микроорганизмы и туда их поселять»«У нас зима холодная, она уничтожает многие микроорганизмы, которые создают почву, поэтому мы вынуждены брать из лаборатории полезные микроорганизмы и туда их поселять» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КАК ОБРАЗУЕТСЯ ПОЧВА? ОНА ОБРАЗУЕТСЯ НЕ ЧЕЛОВЕКОМ, А САМОЙ ПРИРОДОЙ»

— Что сейчас в разгар майских праздников садоводам нужно делать прежде всего?

— Если есть теплица, значит, нужно обновить землю в теплице, принести свежую… Необходимо обработать биологическими веществами, то есть запустить процесс органического земледелия, это микроорганизмы, которые должны начинать работать после зимы. У нас зима холодная, она уничтожает многие микроорганизмы, которые создают почву, поэтому мы вынуждены брать из лаборатории полезные микроорганизмы и туда их поселять. Там идет процесс создания гумуса. И сейчас нужно подготовить почву и запустить в теплицу все эти микроорганизмы, которые станут там готовить почву. Также уже и на грядки можно выйти. Если вы укрывали землянику чем-то, то произвести уборку, подкормить и так далее. У меня участок уже давно, с 1987 года. Сам я из Тамбова. А Тамбов — это центральная черноземная полоса… Когда-то меня дядя учил этому.

— А вообще с культурой садоводства наши садоводы знакомы?

— У нас есть очень хороший клуб органического земледелия. Его ведет Рустем Ибрагимов. Издаются газеты. Органическое земледелие — это другая философия жизни. Раньше, в момент, когда мы поднимали сельское хозяйство и пахали землю как можно глубже, переворачивали ее, вся эта работа была разрушительна для почвы. Как образуется почва? Она образуется не человеком, а самой природой. Все растения, что растут на ней, постепенно впитывают в себя как микроэлементы, которые в земле, так и газы из атмосферы. Потом растение созревает, падает, образуется тоненький слой органики. Затем следующее поколение и так далее.  Работают микроорганизмы, черви… Год за годом и образуется этот самый гумус на поверхности. Приходит человек с плугом и переворачивает этот ценный слой вниз. Наверху же оказывается чистый песок, а дожди, влага, которая идет сверху, увлекает за собой в недра все то, что было создано за тысячи лет. И снова будет очень длительный процесс. Главное в органическом земледелии — не разрушать этот слой. Есть специальные рыхлители, культиваторы, которые не переворачивают плодородный слой. Раньше, когда усердно пахали, специальные люди ходили и  мерили глубину вспашки. У нас даже было такое выражение: «Ты, товарищ, мелко пашешь». Это не только для земли, но и для некоторых политических вопросов. Сейчас этого почти нет, стараются не пахать. Видели, что такое культиватор? Это такой треугольник, он подрезает слой на небольшую глубину. Данный слой не переворачивается. А дальше идут такие круги, которые разбивают этот слой.

— А на своем участке как это реализовывать?

— Культиватором тоже работаем. Есть такой ручной культиватор.

— Люди же обычно по старинке лопатой копают.

— Нет, я лопатой не работаю уже много лет. Когда я однажды переносил грядку, то вырезал толстый слой земли и показал жене, что из себя представляет почва, нами созданная. Почва эта была как бисквитный пирог. А раньше там был песок, это Песчаные Ковали. Так постепенно создавалась наша почва. Ткнешь палку — и она чуть ли не вся проваливается. Совершенно другое дело, чем было раньше! Принципиально другое. А в чем заключается новая философия? В том, чтобы не уничтожать природу, не переворачивать ее, а приспосабливаться к ней, потому что она в любом случае пока умнее нас. 

«У нас бесплатно ничего быть не может, только временно бесплатно»«У нас бесплатно ничего быть не может, только временно бесплатно» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПУСТЬ ТЕ ЖЕ САМЫЕ 27 РУБЛЕЙ С МЕНЯ СНИМУТ, А ОСТАЛЬНОЕ Я ДОПЛАЧУ»

— Когда-то были бесплатные автобусы до дачных участков…

— Было такое, когда предприятие организовывало автобусы. Допустим, от КАПО: у него было 15 садов во всех районах республики. Оно организовывало свой транспорт, люди приходили, садились, уезжали и приезжали бесплатно. Но у нас бесплатно ничего быть не может быть, только временно бесплатно.

На самом деле это все накладывалось на себестоимость самолетов и так далее, может, работникам недодавали что-то. Но такое дело было. Сейчас у меня есть подобная идея, просто пока еще до этого не дошли руки… Сейчас у пенсионеров есть проездные билеты. Почему эти проездные билеты не используются на пригородном транспорте? Если я нахожусь в городе, то могу пересаживаться с трамвая на трамвай, с трамвая на автобус, на троллейбус… Везде показываю мой проездной билет. Показания снимаются определенным прибором, и транспортники потом получают от государства средства, на которые я купил проездной билет на деньги, выданные мне государством. Цепочка замыкается.

Почему такое нельзя сделать в пригородном транспорте? Необязательно делать билет до сада полностью бесплатным. Пусть те же самые 27 рублей с меня снимут, а остальное я доплачу. Например, у нас билет стоит 80 рублей. Если 27 рублей я как пенсионер отдам кондуктору с проездного, а остальные доплачу, то все равно это будет для меня легче. А они возьмут эти 27 рублей у государства. Я это объяснял в свое время, но что-то меня не очень поняли. Думаю, что когда-нибудь подобное получится.

— А сейчас как происходит?

—  Есть автобусы, которые все-таки ходят по нескольким маршрутам, они называются социальными, а другие — коммерческими. Но сейчас реально все маршруты коммерческие. Просто почему-то одним дано право не принимать во внимание наш проездной билет, а другие, однако, делают два-три рейса с помощью этого самого проездного билета. И бабушки с дедушками сидят и ждут, пока пойдет автобус, поездка в котором обойдется им дешевле хотя бы на 27 рублей. Я считаю, что это вообще некрасиво. Подобное можно было бы сделать на всей территории, и в данном случае не будет убытка ни у государства, ни у предпринимателей.

— У еще про бабушек. В законе №217-ФЗ написано, что можно выращивать для собственных нужд. Это значит, что я не могу продавать свою продукцию?

— Мы и об этом говорим. Это сейчас как бы разрешают, а потом скажут, что для собственных нужд. А ведь в некоторых государствах садоводам не разрешают продавать свою продукцию в широком масштабе. Я сам не продаю, но бабушка, которая отдельно живет… Она живет одна, у нее пенсия — 12–15 тысяч, она должна отдать за квартиру, за сад. Если она в саду что-то вырастит лишнее — редисочку, земляничку — и пойдет на базар продавать, то от этого не разбогатеет, но хотя бы обеспечит садовые платежи.

— Но новый закон не запрещает ей этого?

— Не запрещает, но говорит, что для собственных нужд…

— То есть непонятно?

— Да. Раньше как вопрос стоял? 66-й закон назывался так: «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан». Слово «некоммерческие» означает, что наша цель — это не коммерция. Но любое некоммерческое предприятие имеет право заниматься коммерцией для собственного развития. Если оно не имеет большую прибыль и средства не распределяются среди членов данного объединения как прибыль, а идут на то, чтобы поддержать само предприятие, которое есть.

— А как это можно сделать еще, кроме членских взносов?

— Никак. Я говорю про бабушку, которая делает это для того, чтобы поддержать себя. Она этими деньгами, полученными от продажи продукции, может расплатиться за сад, внести те же самые взносы. Ее увеличения бюджета здесь хватит только на то, чтобы заплатить взносы за сад. Они, например, сейчас не меньше 6–7 тысяч.

«Сейчас, как бы разрешают (продавать свою продукцию), а потом скажут, что это для собственных нужд»«Сейчас как бы разрешают [продавать свою продукцию], а потом скажут, что это для собственных нужд» Фото: «БИЗНЕС Online»

«НАДЕЕМСЯ, ЧТО СОГЛАСОВАНИЙ БУДЕТ ЗНАЧИТЕЛЬНО МЕНЬШЕ, А СРОКИ СОГЛАСОВАНИЙ — КОРОЧЕ»

— Радует хотя бы то, что наши люди имеют возможность владеть землей, чего нет даже в некоторых развитых капиталистических странах…

— Вы знаете, сады во многих местах развиты, но маленькие. Когда меня французские садоводы приглашали к себе, они показывали, например, что там у них есть разные сады. Есть сад специально для эмигрантов: допустим, из арабских стран приезжают. И там величина садика — грядка площадью 12–20 квадратных метров. Есть общий сад, и каждому дается по грядке. Этот сад закрывается вечером, открывается утром. Там чистые дорожки, но у каждого своя грядочка. Возникновение данного сада очень сильно сказалось на социальном состоянии эмигрантов, которые туда приехали. Если раньше был бандитизм, наркомания, то люди, которые стали там собираться, беседуют друг с другом, складываются другие отношения. И именно для этого данные сады там делают.

Есть сады для самих французов. Это, допустим, такой квадрат, он делится на восемь частей, на каждого приходится полторы сотки. Стоит сарайчик на два участка, в котором хранятся лопаты, барбекюшница, как правило, цветы… Кто-то там кукурузу выращивает, кто-то — еще что-то такое. А земли общего пользования огромные. На них растут сады, дети там играют.

— В общем, наши люди действительно должны радоваться.

— Конечно, французы ко мне приезжали, смотрят и удивляются: «Сколько земли! А можем мы здесь сад сделать?» Отвечаю: «Давайте приезжайте и делайте». А почему нет? Ради того, чтобы был мир на земле, пускай приезжают. Мы даже как-то хотели один сад сделать для них, чтобы они могли показать свою культуру производства. Очень интересно сравнить: как мы работаем и как они. В Германии я был в садах еще в юном возрасте. Там у них и яблони другие, и груши. Стоит такой столб груш: просто висят одна на другой, такие короткие ветки, листочков почти не видно, одни груши!

Кстати говоря, хочу еще сказать, что садоводческое товарищество — одна из самых первых ячеек гражданского общества, находится в самом его основании. Там есть все: владельцы движимости и недвижимости, своя смета, свои выбираемые руководители, общее собрание, решающее все вопросы, толерантность, свой контроль и так далее. Вы придите на собрание и посмотрите: вот оно — гражданское общество; как оно себя ведет, что оно говорит, что хочет. И эти все сады — кусочки гражданского общества. Я вижу свою роль, роль союза садоводов, в том, чтобы помочь данным структурам гражданского общества подниматься как можно выше, осознавая, что они хозяева на этой земле, здесь они могут создавать хорошие условия для себя и для других. И самое главное, что тут они воспитывают молодежь, приучают к труду. Это, конечно, непросто, нужно, чтобы и государство помогало нам.

— А оно помогает?

— Удивительно, но есть люди, которые нам помогают. Тот же самый Марат Готович (Ахметов — министр сельского хозяйства и продовольствия РТ — прим. ред.). Он проникся всем этим, очень положительное отношение к нам, а мы очень хорошо относимся к нему.  Программа по развитию садоводства в Татарстане не имеет аналогов. На каждый участок садоводов денежных средств у нас выделяется больше всех. Все основывается на человеческих взаимоотношениях. С другой стороны, в том же Госсовете мне говорят: «Владимир Федорович, а почему мы вам должны давать деньги? Я не садовод. Зачем я буду свои деньги вам давать? Вам дали землю — этого достаточно. Работайте там».

Как ответить на данный вопрос? Я говорю: «Как это почему? Вы знаете, что мы при своей деятельности покупаем много различных товаров, что-то производим, вкладываем в общую корзину. И это все, даже в чисто финансовом плане, образует большую сумму денег, которые мы вкладываем через налоги, в общую экономику. И эта общая экономика, эти налоги должны частично вернуться к нам». Если такого круга не будет, то курица сдохнет, она не будет нести золотые яйца. Мы еще много другого делаем: воспитываем детей, поправляем природу…

Как данное общество не поддерживать? На самом деле сейчас в садоводстве главное — это не столько еда, сколько социальное воспитание. Выделенные деньги — это просто для того, чтобы заткнуть дырки, которые у нас образовались. Когда мы строим что-то, то сплачиваемся, становимся единым коллективом, радуемся. У нас появляются  силы, и мы можем дальше идти. 

—  Еще одна действенная помощь — программа софинансирования, когда СНТ собирает одну часть средств, а государство добавляет туда две свои части. Люди с охотой участвуют в этом?

— Я был в деревне, куда меня приглашал руководитель управления, смотрел, с каким трудом они по 200 рублей собирали с участка. Потом, когда вышел выступать, сказал: «Знаете, мы с удовольствием будем тысячи отдавать. Отдал одну тысячу — тебе еще две дадут». Там (в сельской местности) на один рубль государство выделяет четыре рубля. Почему нельзя тысячу рублей дать? Нет,  говорят, не дадим… Софинансирование (в нашем варианте) — это значит, что председатель сам ищет фирмы, которые могут сделать ему запланированные общим собранием работы. Он сам выбирает. Мы можем подсказать что-то, чтобы фирма была хорошая. Кроме того, еще контроль сверху, который не должен допустить разбазаривания бюджетных денег. Это оправданно, с одной стороны, но с другой — как это сделать так, чтобы не было перенапряжения? Иной раз председатель говорит: «Ну вас с вашим софинансированием! Вы мне столько нервов истреплете!» Но овчинка стоит выделки!

Хотя в прошлом году последний транш (перечисление за проделанную работу в СНТ) был 25 декабря — это же не дело… А 1 января уже прекратили финансирование… Говорю: «Почему вы прекращаете финансирование? Мы же на эту работу уже сдали документы. Работы надо продолжать». Отвечают: «Нет, финансовый год закончился». Таким образом, в прошлом году не доделали работ по ремонту электросистемы в одном саду Верхнего Услона на 2 миллиона. Председатель сейчас постоянно ходит в союз, а мы… надеемся на продолжение работ в этом году. Но все равно имеем опыт прошлого года и постараемся не повторять ошибок. Верим, что согласований будет значительно меньше, а сроки согласований — короче.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии